1/18

И приходит фотограф…

В истории современной России Олимпийские игры в Сочи 2014 года, вероятно, будут именоваться Великими. Они разделили начало XXI века на «до-» и «после-». 

 

До Игр была подготовка, был период строительства, изменений, планирования, дискуссий, пересудов и ожидания – не только в Сочи и окрестностях, – по всей России. Игры стали моментом триумфа: победы в спорте; победы в реализации сложнейшего градостроительного и ландшафтного проекта, построения отдельно взятого кластера с новейшей – по отношению к целой стране – инфраструктуре; победы позитивного образа нашей страны в мире… После Олимпиады началась жизнь в новом смысловом контексте, в период изменений в международном климате, переживание новых реалий, постановки и решения новых задач…

Проект The Big Game Юлии Абзалтдиновой состоит из трех частей – до Игр в Сочи; во время Игр – представление всей России в Сочи в лице болельщиков, приехавших на грандиозное событие. Это мульти-портрет счастливчиков, у которых на руках «паспорт болельщика», по сути, документ о принадлежности к месту и времени, когда совершается «Большая Игра», свидетельство об их сопричастности и праве присутствия и пользования инфраструктурой нового пространства. И, наконец, третий период – жизнь нового Сочи, изменившегося для Игр, хотя и расположенного «поверх» старого места с тем же названием, после завершения Олимпиады.

 

Сегодня проект The Big Game погружен в облако современных ассоциаций. Пройдет время, и тем, кто будет смотреть фотографии Юлии спустя пять-десять лет уже, возможно, придется объяснять что значило в 2014-2017 годах слово «Игра», с чем рифмовался образ слова с большой буквы. В эпоху, когда информационный поток стремителен и обновление новостей, даже заглавных мировых, происходит по нескольку раз в сутки, события 2014 года кажутся уже далекой историей. Новости последних лет: релизы компьютерных игр в первополосных заголовках крупнейших изданий; «Голодные Игры» – ожидаемый многочастный кино-проект, премьеры новый блоков которого происходят из года в год, а успех можно сравнивать с тотальностью «Гарри Поттера» в до-олимпийский период. Многочисленные «игры» на российских телеканалах… Игра – как символ успеха и удачи, обмана и надежды, рожденный кинематографом и компьютерными играми ряд усложненных ассоциаций: Игра как война, Игра как противостояние и даже Игра как революция…

 

The Big Game – большая загадка воплощенного нового мира в Сочи: триумф, пиррова победа или открытый финал, последствия которого предстоит еще различать следующим за нами поколениям. Поэтому эта выставка фотографий не только о событиях 2014 года и подготовки к ним, это представление исследования, имеющего непосредственное отношение к нам, живущим в постолимпийском периоде, и новым задачам нашего времени.

 

В годы подготовки к Играм 2014 года о Большом Сочи, о Черноморском побережье Кавказа, о юге России, о всей России современной было снято несколько масштабных фотоисследований. Их появление было свидетельством взлетевшего рейтинга России в мировом информационном пространстве. Исследования фотографией были не единовременным определенным ответом на запрос в строке поисковика «Сочи. Олимпиада», но развернутым во времени, подобно кино или видеорепортажу, информированием о происходящих в России переменах, об их историческом, социальном, культурном, экономическом контекстах. 

Подавляющее большинство тех работ были сделаны зарубежными авторами. В России они были посланниками «коллективного любопытствуюшего», живущего за пределами страны. Фотографы, фотожурналисты и художники, специализирующиеся на социальном концептуальном искусстве, были представителями (и носителями) культур, внутри которых вырос тот «коллективный любопытствующий». Иностранные авторы оперировали привычными для их систем кодами и образно-ассоциативными рядами, последние, даже будучи предъявленными российской публике, не находили у нее понимания: слишком многое разделило наши системы визуальных кодов в ХХ веке. 

Тем важнее работа, сделанная Юлией Абзалтдиновой: ей внятны все «сейсмические колебания» традиционных смыслов российского культурного пространства. Выросшая в одной культуре со строителями Олимпийского Сочи, она чутко улавливает и транслирует затейливый визуальный орнамент российской современности. В нем сплетаются длинные линии литературных аллюзий вековой давности, и перекрестья новых знаков со старыми смыслами, пунктир прерванных традиций и крутые повороты старых кодов в сторону актуальных (новых) значений. Юлия ткет ковер, в котором отдельные фотографии превращаются в нити общего рисунка. Автор обращается к российской публике, вызывая ее на диалог о жизни, чаяниях и надеждах нашего времени. 

Это, впрочем, не означает, что фотография замкнулась в границах стран и культур, она по-прежнему транскультурна, но в пространстве современного искусства все чаще идет рука об руку с текстами и, подобно им, требует комментариев. Точнее, фотография превращает в новый визуальный нарратив. Уже не отдельный снимок, уже не отношения с его композицией, тем более не восприятие его зрителем «красиво/не красиво» имеют значение, но та последовательность фотографий, которую выстраивает автор, то визуальное облако, которое образует современный проект, согласуясь с облачной же смысловой ассоциативной системой, – современной моделью мышления.   

 

Подобно своим зарубежным коллегам, приступая к проекту The Big Game, Юлия Абзалтдинова работала с экспертами и текстами. Экспертное мнение – экологов, архитекторов, специалистов по урбанистике и социальным проектам, журналистов, – позволило ей представить свои фотографии в контексте не замкнутого пространства «фотографии как самостоятельного вида визуального искусства», но внутри пространства современного общества. В социальной среде фотография является инструментом коммуникации, ценность которого в его эффективности для построения диалога. Изучение текстов – как исследовательских, от историков, фольклористов, экологов, географов, психологов, так и теоретических, написанных философами культуры, – придало фотографу силы завершить проект, начатый еще в  2010 году как часть личного визуального дневника, понять необходимый уровень обобщения на этапе редактирования отснятого на протяжении шести лет (с 2010 по 2016 годы) материала, чтобы история The Big Game зазвучала уже как исследование, имеющее и базовую концепцию, и рассмотрение изменяющейся во времени живой реальности жизни Сочи, и некоторые авторские выводы, которые Абзалтдинова предлагает зрителю на выставке и на творческих встречах (последние являются неотъемлемой частью социально-художественного проекта The Big Game).

 

Итак, о проекте. В 2010 году Юлия приехала в Сочи. Жить. Так сложились ее личные обстоятельства. Что делает художник, настроенный на интуитивное постижение мира? Начинает исследовать пространство, в которое попал, налаживать с ним личные отношения для того, чтобы появилось ощущение себя-здесь-и-сейчас, которое рождается и растет постепенно, от наблюдения за новым городом, людьми к чувству общности с ними. Это складывается постепенно, подкрепляясь обрывками разговоров в общественном транспорте, чтением книг по истории региона, расспросами старожилов и посещением знаковых мест, будь то музей, древний дольмен в ближайшем ущелье или типичный дом местных жителей. Первая часть «Большой Игры» появилась у Юлии из тонкого баланса между уникальным и типическим. Она назвала ее «Легенды». Тогда же постепенно фотограф стала интересоваться теорией игры как пространства иного, дающего освобождение; игры как пространства праздника, преображения повседневности, где действуют правила, отличные от привычных. Абзалтдинова штудировала труды Хейзинга, собирала цитаты из Сартра и Камю. Опора автора на экзистенциализм последних приводит к утрате констант ориентиров в реальности и переводит ее в состояние проекции воображаемых концепций…

 

Отсюда вытекает концепция второй части проекта, «Паспорт болельщика». Эту работу Юлия делала непосредственно в дни Олимпиады в 2014 году, позже защитив ее как диплом в Школе фотографии и мультимедиа им. Родченко при Московском мультимедиа арт музее. Паспорт болельщика – название документа, дававшего во время Олимпийских Игр возможность посещения событий и пользования инфраструктурой Сочи. Абзалтдинова создала цикл портретов людей, съехавшихся болеть за российскую сборную, и волонтеров Олимпиады, задача которых была обеспечить дружелюбную атмосферу и комфорт гостям игр, продемонстрировать знаменитое русское гостеприимство. Русское. Гостеприимство. Тема самоосознания героями национальной (гражданской) принадлежности становится важнейшей для фотографа в этой части проекта. Она демонстрирует сложность буквального ответа на вопрос, что значит быть гражданином России, представляет зрителям галерею образов, в которых проявляется множественность национальной русской идентичности, зависящая от совокупности разных факторов, в том числе, от понимания героями своей социальной, региональной, культурной принадлежности.

 

И наконец, третья часть – «Заповедник». Из «легенд», рассказанных в первой части проекта, вышли «герои» второй части. Некоторые из них обосновались в Сочи, сделав искусственный ландшафт, возведенный к Олимпийским Играм, обжитым. Футуризм, новаторство идей проекта Олимпийского Сочи, которыми гости восхищались в 2014 году, постепенно становятся привычными. Настоящее в Сочи настигает будущее, город, оказавшийся в невероятной временной ситуации «будущего-настоящего» постепенно возвращается к нормальному течению времени. Светлое будущее Олимпиады уже оказывается прошлым города, его историей.

В этом успокоенном, замирающем после революционных обновлений пространстве Сочи продолжает течь река повседневности, в неторопливом ритме которой рождаются новые вопросы: как «мегасобытие» (именно в таких масштабах социологи и политологи рассматривают Олимпиаду 2014 года) повлияло на сознание людей; как архитектура и новая ландшафтная среда, возведенные к проведению мегасобытия, теперь влияют на климат, на жизнь дикой природы (Сочи находится на границе национального природного парка) и на качество жизни горожан и гостей города.

 

Юлия Абзалтдинова в последней части The Big Game затрагивает проблемы археологии современного общества, фиксирует и систематизирует артефакты людской активности. Это важно не только для нас, ныне живущих, привыкших к знакам повседневности, не задумывающихся о том, что за историю мы творим день за днем. Это важно для следующих поколений, которые смогут, глядя на ее фотографии, рассмотреть следы нашей деятельности, увидеть масштаб свершений. В истории фотографии это называется «видеть и фиксировать очеловеченный пейзаж». Пейзаж со следами человеческой жизнедеятельности, где, помимо останков рутины, воздвигнуты памятники нашего стремления воплотить идеалы. Они, желанные модели будущего, вдохновляют нас, общество, на работу по преобразованию мира. Мы стремимся приблизить будущее, сделать его ощутимым, хотя бы на короткий срок, как в Сочи во время Олимпийских Игр 2014 года. 

 

И приходит фотограф запечатлеть поле «Большой Игры». 

 

 

Ирина Ю. Чмырева,

кандидат искусствоведения,

член Международной ассоциации арт-критиков (AICA),

ведущий научный сотрудник

НИИ теории и истории
изобразительных искусств
Российской академии художеств,

Москва