1/6

НУ ЗАЧЕМ ЖЕ МНЕ ЗАНИМАТЬСЯ ЭТИМ ИСКУССТВОМ

«Жить полной жизнью можно лишь ценой собственного «я».

«Степной волк» Герман Гессе

 

«Между «небом духа» и «адом рода» - «искусство чистилище»,  из которого никто не хочет в рай».

«Приключение» Марина Цветаева

 

 

 

Проект «Ну, зачем же мне заниматься этим искусством» художницы Юлии Абзалтдиновой сформирован контекстом женского взгляда, женским визуальным инструментом, открывающим особую художественную реальность; его структура объединена в творческий организм, который естественно существует в мультижанровом образе -  фото, объекты, видео, звук.  Инсталляционная комната художницы погружает зрителя в первую очередь в абсолютно интимное пространство женщины подобное сакральному «красному углу» и одновременно в многогранную творческую реальность творца, работающего с собственным телом и внутренними переживаниями и ищущего возможность органического сосуществования «неба духа» и «ада рода».

   

Как отмечает сам автор, проект представляет собой образ внутреннего мира женщины-художницы, где домашний интерьер и свет создают видимый уют, а жители этой комнаты – фотографии, видео, звук, как визуальные образы, мысли и воспоминания – вызывают ощущения дискомфорта, отчаяния, усталости и цикличности. Соединение этих двух антитез – уюта и дискомфорта – образует пространство, где художница переживает свое собственное тело через физический и экзистенциальный кризисы. Проект превращается своего рода в психофизиологический центр, в котором скрываются как ощущение радости, так и состояние страдания. Попытка найти себя, проявляется через конфликт (пред)определенного (пред)назначения женщины и стремления выйти за рамки приставки «пред», путем физиологического и эмоционального обнажения и обращения к пространству искусства, где само слово «искусство» является независимой территорией, занимающей срединное безгендерное положение. Эта борьба определена поиском согласия себя в обществе и искусстве, которая представляется зрителю в пространстве проекта в виде гобелена образов: непосредственной жизни художницы во всех ее деталях и подробностях, выявленной органикой тела.

    

Юлия Абзалтдинова, находясь в творческом пространстве, где одновременно присутствует и бытийность «женского уголка», пробует увидеть себя изнутри – обозначить карту своих состояний, определить координаты боли и радости, определить границу чувств и окружающего пространства. Дуальность процесса самоидентификации, изучение границ своего собственного «я» как женщины и как художника как будто схлопываются в пространстве инсталляции – концентрация образов как бы сгущается и становится ирреальной, превращая высказывание в «точку в пространстве». Однако эта насыщенность позволяет увидеть обратную сторону этого состояния – находясь внутри комнаты мы становимся исследователями самого «пространства точки». Сосредоточенный мир художника как будто расширяется, становится бесконечным, свидетельствуя о глубоком, зыбком и неясном опыте, связанным с подсознанием, где продолжают жить страхи и тревоги. Инсталляция художницы — это процесс преодоления, где негативные смыслы превращаются в животворные энергии, дающие возможность вновь обрести присутствие реального и гармонию в нашей сложной социальной структуре.

    

Инсталляционную комнату Юлии Абзалтдиновой, где преимущественным медиа становится фотография, можно рассматривать как окно в систему коммуникационных связей с миром с его принципами и стандартами. Именно фотография позволяет уловить беззащитность непосредственной реальности. Основной инструмент художника - фотография - обретает особую образность в экспонировании, новую форму: это не фотобумага, не пленка, не диапозитив, это некий гибрид визуальной культуры – фотография и объекты, фотография и видео, фотография и звук. Все части инсталляционной комнаты – фотообои, фототекстиль, видео, подобное ожившей озвученной фотографии, зацикленный фоторяд на видеорамке – свидетельствуют о склонности к ритмизированной цикличности, медитативной повторяемости, вводящей зрителя в транс. «Художественный образ» Юлии Абзалтдиновой становится синтезом материальной культуры и искусства, как моделирующей системы. Материал художника воссоздает образ жизни со структурой, свойственной используемому материалу. Предметность и пейзажность всех элементов проекта отождествляется с вариативностью концептуальных визуальных размышлений о расслоенности окружающей нас реальности. Фотография транслирует особое состояние бытия, позволяю зрителю со-переживать. Художник в этой концепции осознает себя не только воспринимающим, но и воспринимаемым, где он не только «смотрит» сам, но и на которого «смотрят».

     

Проект «Ну, зачем же мне заниматься этим искусством» – это экспериментальное пространство, наполненное многослойным проявлением женской самости, раскрывающейся в многообразии форм художественного жеста и коммуникации со зрителем. Именно переживание определения своего места в мире творческом и в мире бытийной, а также состояние постоянно изменяющейся роли «я - смотрящего» и «я - осматриваемого» становится основой темой проекта. В результате пространство художника сохраняет процессуальный характер: оно не отвечает на вопрос «Ну, зачем же мне заниматься этим искусством» и не предлагает варианты сопряжение роли женщины и роли художника, но дает возможность исследовать хрупкое жизненное пространства героини со всеми тонкими физическими и чувственными смыслами ее бытия.

 

Анастасия Козаченко-Стравинская, куратор, искусствовед